Меню Рубрики

Болезнь бешенства у птиц

Зарегистрирован первый за всю историю наблюдений случай уникальной болезни среди домашних пернатых

28.03.2016 в 19:31, просмотров: 7214

То, что предсказывали теоретики и чего боялись практики в области медицины, произошло. В Московской области впервые зарегистрирован случай заражения бешенством. у петуха. Никогда еще домашняя птица не попадала в группу риска по этому неизлечимому заболеванию. Но многолетние исследования и расчеты специалистов гипотетически подтверждали возможность подобного заражения. Любое теплокровное животное, по мнению светил науки, может стать носителем вируса. Но если раньше это происходило в лабораторных условиях: ученые специально заражали уток, гусей и кур, сейчас беспрецедентный случай произошел в природе.

Площадкой для такого природного «эксперимента» стала деревня Акатово Егорьевского района. Еще в январе здесь был зарегистрирован случай нападения лисы на собаку. Животные подрались, а спустя неделю домашнее животное погибло. Лабораторный анализ подтвердил бешенство.

Позже на соседнем подворье владелец небольшого птичника заметил, что с его курами творится что-то неладное. По его словам, однажды после прогулки домой не вернулись несколько кур, а петух пришел весь пощипанный. Соседи утверждали, что птиц гоняли по дороге какие-то собаки. Через некоторое время петух начал проявлять агрессию и к своему гарему, и к собственному хозяину. Он до смерти заклевал трех кур, причем одной он практически размозжил своим клювом череп, а когда начал петушиться при виде хозяина, тот решил его отправить в суп. Мужчина выпотрошил птицу, опалил и готовился отправить в духовку, когда ему неожиданно пришла мысль сдать тушку на анализ в ветеринарную лабораторию. А вдруг мясо чем-то заражено? Владелец птичника доставил патологический материал на исследование в ветеринарную лабораторию ГУВ МО «Егорьевская райСББЖ», и результаты исследований поразили и специалистов, и самого хозяина — птичье бешенство.

По словам начальника Егорьевской районной станции по борьбе с болезнями животных Владимира Смирнова, владельцу петуха очень повезло — он вовремя спохватился. Если бы мужчина съел мясо убитой птицы, то вполне мог заразиться. Впрочем, вероятность заражения достаточно высока и тогда, когда человек просто разделывает тушку убитой птицы или животного. Вирус может попасть в организм через микротрещины на пальцах. Поэтому фермера на всякий случай отправили на вакцинацию, а тушки всех девятерых оставшихся в его хозяйстве кур пришлось сжечь. После чего ветеринары провели полную дезинфекцию подсобного двора.

«Восприимчивость птиц к бешенству изучалась в экспериментальных условиях, — объяснили «МК» на Егорьевской станции по борьбе с болезнями. — Она была подтверждена, но никто всерьез не опасался, что куры или гуси в деревнях могут заразиться этой болезнью».

Как сообщил «МК» главный детский рабиолог министерства здравоохранения Московской области Виктор Тарасов, источником заражения для петуха не обязательно могли явиться лисица или собака. Ею могла стать даже крыса, забежавшая в курятник. Когда больное животное прокусывает чью-то живую плоть, вирус проникает в здоровый организм через раневую поверхность. Инкубационный период у петуха мог продлиться до 9 дней, после чего он начал нападать на кур. У птиц слюнных желез нет, поэтому передать вирус через клевание и таким образом заразить кур и человека больной петух не мог. Однако источником опасности стала тушка птицы, которую хозяин разделывал голыми руками.

Врач-рабиолог Санкт-Петербургского антирабического центра Ирина Антипина рассказала «МК», что в истории медицины бывали случаи, когда хищные птицы становились переносчиками опасного вируса. Оказывается, после того как сокол или ястреб расклюет тушку животного, болевшего бешенством, у него на клюве еще примерно трое суток «живет» этот вирус. С домашней птицей такого не может произойти, поскольку она не клюет мясо. Однако ни одно хозяйство не застраховано от нападений на поголовье уток, кур и гусей бешеных животных. Вакцинация птиц для любого частного хозяйства — дело слишком дорогое. А вот распыление в курятниках антирабических средств могло бы быть весьма эффективным. Во всяком случае, в советское время, когда рабиологи распыляли антирабические средства в лесах, случаев заражения бешенством среди диких животных было гораздо меньше.

Заголовок в газете: Птичий грипп сменило птичье бешенство
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27066 от 29 марта 2016 Места: Подмосковье — Московская область

источник

Болезни птиц вызывают вирусы и микробы, которые находятся в окружающей среде.

Проникая в ослабленный организм, бактерии начинают размножаться – это запускает процесс прогрессирования заболевания.

Опасность недугов кроется в возможности заражения всего стада.

При болезнях инфекционного характера высок риск 100% смертности поголовья.

В данной статье рассмотрим подробно какие существуют болезни птиц, разберемся как быстро определить болезнь и научимся лечить наших пернатых друзей.

По происхождению и характеру протекания различают инфекционный и паразитарный тип болезней:

  1. Первый развивается из-за проникновения вирусов, переносить которые могут сами птицы.
  2. Второй тип болезней – признак наличия паразитов (появляются из-за некачественных условий содержания или рождаются вместе с молодняком).

Чтобы заметить первые признаки болезни, необходимо регулярно и тщательно осматривать птицу. При заражениях и воспалениях нарушается аппетит, активность и походка, перья становятся взъерошенными. Здоровые птицы не переваливаются и не заваливаются на бок, а больные могут падать или просто много лежат, и это характерно для всех недугов, а не только при болезнях ног.

Домашние и хищные птицы имеют восприимчивость к этой патологии, соответственно бешенством они болеют Заражение может произойти через контакты с другими больными животными. Петухи и гуси-вирусоносители также представляют опасность для человека – передают бешенство через удары клювом. Наиболее подвержены заболеванию хищные птицы. Какие особенности бешенства у птиц?

  1. Инкубационный период зависит от породы. У гусей и сов – это 14 суток, а у домашних кур – до 40.
  2. У больной птицы угнетенное состояние, нарушение координации, опрокидывание на спину. Позднее развивается паралич конечностей, истощение и гибель.
  3. При спонтанной форме заражения проявляется агрессивность поведения. Это бурное прогрессирование, которое заканчивается гибелью на 2-3 сутки.

Особенности инфекционных болезней – заражение от одной несушки всего стада, риск передачи человеку, высокая смертность поголовья птицы. К этой группе заболеваний относится кокцидоз, бронхит, псевдочума, оспа, пуллороз, птичий грипп, болезнь Гамборо. К группе паразитарных (инвазионных) патологий принадлежит заражение клещами, пухоедами, паразитами и блохами.

Установить точный диагноз и назначить подходящий лечебный курс сможет только ветеринар. Но общие признаки подобных болезней помогут птицеводу определить проблему на глаз. Среди типичных внешних симптомов заражения:

  • отсутствие аппетита;
  • присутствие остатков поноса в задней части оперения;
  • сонливость, вялость (птица сидит с закрытыми глазами и сложенными крыльями);
  • частая чистка клюва, появление хрипящих звуков (для прочистки горла).

Курс лечения зависит от конкретного диагноза. Порошки, растворы и таблетки целесообразно смешивать с едой и питьем. При использовании медикаментов важно соблюдать дозировку и сроки (смотреть в инструкции). Также обязательна регулярная дезинфекция мест содержания, выгула и подсобного инвентаря.

Фото болезней птиц:



Заболевание поражает организм полностью: от органов пищеварения до нервной системы. Возбудитель – вирусы, которые содержатся в воде, корме, помете заболевших особей. Характерные симптомы явно выражены только у молодняка. У взрослых птиц болезнь протекает без видимых признаков.

Как определить болезнь Ньюкасла:

  1. Общие признаки заражения (сонливость).
  2. Курица странно движется (походка по кругу). Пропадает глотательный рефлекс.
  3. Проблемы с координацией движений (заваливание на бок, запрокидывание головы).
  4. Клюв постоянно открыт. В органах дыхания скапливается зловонная слизь.

Болезнь не поддается лечению. Оптимальное решение – вырезание поголовья, так как недуг заразен. Умерших особей нужно сжечь или закопать, а сверху присыпать негашеной известью.

Посмотрим интересное видео про вакцинацию от болезни Ньюкасла:

Другое название болезни хрящеватый нарост на кончике языка — это типун или рогообразный вырост птиц. Птица сидит уединенно или пытается спрятаться, не ест.

Состояние особи вялое и скучное. Характерный признак – постоянно открытый клюв (похоже на нехватку воздуха).

  1. Необходимо аккуратно подрезать типун с конца основания языка, затем снять нарост.
  2. Далее птице нужно дать коровье молоко и чистую воду или куски размоченного ржаного хлеба.

По другому Гамборо называется инфекционная бурсальная болезнь птиц. Это вирусное, остропротекающее заболевание, которое поражает молодняк. Происходит деформация фабрициевой сумки, почек, кишечника. Возбудитель – жизнеподобный вирус (сохраняется в птичниках до 122 суток). Заражение происходит через фекалии инфицированных особей. Вирус переносят грызуны и черви.

Первые симптомы заметны через 2 суток. Типичный признак – водянистый понос и загрязнение перьев вокруг анального отверстия. В случае заражения птичник нужно изолировать, все трупы уничтожить. Поголовье полностью заменить здоровой птицей.

Недугу Гамборо подвержены только несушки и молодые куры до 5 месяцев. Внутри организма в это время происходит воспаление лимфосистемы, кровоизлияние в желудок и мышцы. Лечению не подлежит. Смерть наступает через 3-5 суток. Трупы следует сжигать или глубоко закапывать.

Возбудитель этого заболевания сохраняется в помете заболевших особей 57 дней, а на инвентаре и оборудовании – до 120.

Смотрим интересное видео о том, что такое болезнь Гамборо и как сделать вакцинацию против этого заболевания:

Среди основных недугов, поражающих орган, выделяют конъюнктивит, блефарит (или воспаления век), цистозы и абсцессы век, панофтольмит. Признаки выраженности и лечебные меры различны:

  1. Симптомы конъюнктивита – отечность и краснота век, серозный инфильтрат (жидкость). Глаза склеиваются, птица их чешет об насест или крыльями.
  2. При панофтальмите мутнеет роговица. В запущенных случаях открывается кровотечение, она разрушается. При этой болезни глаз у птиц развивается слепота. Для лечения используют антибиотики и средства дезинфекции.
  3. Клинические признаки абсцесса – отвисшее нижнее веко, наличие уплотнения. Для лечения нарост вскрывают, затем рану обрабатывают антисептиками.

Попугаи также подвержены недугам различного характера. Возбудители инфекционных патологий могут находиться в корме, воде и помете. Заражение также может произойти через укусы клещей и насекомых.

Какие болезни свойственны попугаям?

  • Сальмонеллез (или паратиф) развивается при неправильном содержании. Особенно часто возникает после длительной транспортировки. Болезнь протекает стремительно, особь погибает от обезвоживания (непрекращающийся понос).
  • Туберкулез. При недуге птица скучнеет, худеет, много кашляет и зевает. В организме поражаются легкие и другие ораны. Лечению не подлежит.
  • Задержка откладывания яиц у самок. Яйцо застревает в клоаке, ослабленная мускулатура не дает его вытолкнуть. Появляется отечность, дыхание сбивается, птица не взлетает на жердочку. Отсутствие помощи ведет к гибели.
  • Ожирение. У заботливых хозяев попугаи получают обильное питание с переизбытком семян. В результате скапливается жир на животе и груди. Особь не движется, у нее начинается одышка, теряется способность к размножению, может развиться цирроз печени.

Петухам свойственны идентичные болезни птиц:

  1. У взрослых особей, живущих в домашних условиях, развивается тиф (из-за отсутствия питья). Лечение подразумевает введение антибиотиков внутримышечно.
  2. Другой недуг – оспа. Она относится к наиболее сложным инфекционным патологиям. У петухов фиксируется слабость, стремительная потеря веса. Особи не могут сглатывать пищу. Для лечения применяется Фурацилин и антибиотики широкого действия.

При беломышечной болезни птиц в процессе прогрессирования изменяются мышцы скелета и сердца, ткани обесцвечиваются. Высок риск заражения при нехватке полезных элементов (селена, кобальта, йода). При начале прогрессирования отмечается учащение пульса и апатичность. Больные птицы сидят, передвигаются с трудом. Аппетит пропадает и это вызывает истощение.

Средняя продолжительность заболевания – 4-8 суток. Но птица может погибнуть и через 3 часа после появления симптомов. Поддается лечению только на начальной стадии. Больную особь изолируют в чистое светлое помещение и меняют рацион, назначают микроэлементы в ампулах.

Заразиться опасными для человека болезнями птиц можно как при работе с птицей, так и прогуливаясь по парку. Существует несколько заболеваний, которые несут угрозу для здоровья человека:

  • При сальмонеллезе возбудители проникают в кишечник и начинают вырабатывать токсин. Симптомы проявляются через 3-70 часов после заражения.
  • Попугайная болезнь (орнитоз). У человека вызывает признаки пневмонии.
  • Ложный туберкулез (йерсиниоз). Выражается разнообразием общетоксическими симптомами (лихорадка, тошнота, диарея).
  • Кампилобактериоз. Вирусы вызывают болезнь через 2-4 суток после проникновения в организм. Особенности – болезненность внизу живота, рвота в первые часы, диарея.
  • Болезнь Ньюкасла. Вирус проникает через дыхательные пути, провоцирует повышение общей температуры. Иногда сопровождается конъюнктивитом. При заражении детского организма может быть затронут головной мозг.

Основной признак этой группы болезней – высокая температура, которая влияет на общее состояние. В дыхательных путях появляется слизь, особь издают хрипящие звуки. Инфекции также часто сопровождаются поносами и полной потерей аппетита.

При болезнях домашней птицы не характерно, чтобы куры чихали и хрипели. Кашель, чихание, хрипы – признаки инфицирования организма. Такой звук – не болезнь, а сопутствующий симптом. Итак, почему у птиц появляются хрипы?

  1. Простуда. Безобидное заболевание, которое вызвано переохлаждением и сыростью. Требует своевременного лечения.
  2. Респираторный микоплазмоз. Инфекция проникает в дыхательные пути и органы. Хрип появляется из-за сырости в помещении.
  3. Инфекционный бронхит. Кроме звуков также есть выделения из носоглотки. Грозит осложнениями (болезнь влияет на почки и кладку яиц). Цыплята не переносят недуга и дохнут.
  4. Бронхопневмония характерна для молодых особей. Происходит поражение легких, у пернатых затрудняется дыхание, из-за раздражения дыхательных путей появляется кашель. Возможный итог – слепота и гибель птицы.

Некоторые патологии могут представлять опасность и для жизни человека. При первых признаках заражения владелец птиц обязан совершить ряд действий:

  1. Сообщить о заболевании местному ветеринару (на протяжении суток).
  2. Не пускать посторонних в изолированное помещение с больными птицами.
  3. Не выносить на общие свалки трупы и предметы, с которыми имели контакт инфицированные особи.
  4. Предоставить ветеринару полный доступ для исследований.

При необходимости специалисты проводят дезинфекцию и полную ликвидацию больной птицы.

Профилактика различных патологий отнимет меньше усилий и средств, чем дальнейшее лечение:

    Перед помещением особей в птичник его нужно подготовить: очистить от старой подстилки, убрать помет, помыть и побелить стены. Для дезинфекции помещения подойдет раствор каустической соды (2%), формалина, креолина, хлорной извести.

Болезни птицы появляются из-за проникновения в организм вредоносных микроорганизмов. Для профилактики важна регулярная дезинфекция, правильный уход и сбалансированный рацион. При обнаружении заболевших пернатых требуется их изоляция и ликвидация – это обязательное условие для снижения риска эпидемии среди поголовья.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

источник

Как и обещала, продолжаю посты о бешенстве.

Итак, начнем пожалуй с того: как распознать бешеное животное.

Основные формы бешенства: буйное, тихое (паралитическая форма), атипичное, абортивное.

Буйное. Как следует из названия, животное неадекватно — дикое животное может выходить к людям, хаотически бросаться на все подряд, немотивированная агрессия. При буйной форме, смерть наступает через 7-10 дней. Буйная форма, проходит три стадии:

Меланхоличная — животное спокойно, слишком ласково или наоборот — волнуется, не находит себе места, не слушает команды. Дикие — не боятся человека, выходят к жилью. Изменяется аппетит — могут есть несъедобные предметы. Могут разгрызать себя в месте укуса. Обычно характеризуется обильным слюнотечением, слезотечением и рвотой. Водобоязнь и светобоязнь на этой стадии отсутствуют.

Маниакальная — Животное действительно буйное. Очень агрессивно, бросается на любой раздражитель. Проявляются первые признаки характерные для бешенства — светобоязнь, водобоязнь, паралич мышц (из-за него часто перекошена морда, косят глаза, животное не сглатывает слюну), судороги. Из-за паралича меняется «разговор» животного, например лай становится глухим и хриплым.

Паралитическая — животное резко тощает, нехарактерные для вида движения, может волочить задние лапы. Челюсть отвисает. Животное не сглатывает слюну. На этой стадии, очень заметны проявления светобоязни и водобоязни. Паралич нарастает и животное погибает.

Тихая форма, характеризуется все теми же признаками, но стадии не три, а две. Без маниакальной стадии. Т.е. меланхоличная стадия, переходит сразу в паралитическую и животное погибает очень быстро -3-5 дней.

Атипичная форма. Чаще всего, проявляется нетипичными для бешенства симптомами. Имеет хроническое течение, 2-3 месяца и более. Животное вялое, безучастное, нервные расстройства, расстройства пищеварения. Характерных для бешенства симптомов, нет.

Абортивная форма. Встречаются случаи, когда животное и человек после укуса бешеным животным не заболевает. А если заболевает, то самоизлечивается. На определенной стадии болезни, все симптомы резко прекращаются и начинается выздоровление. Но, эта стадия может длиться недолго. И после мнимого выздоровления, опять возникают признаки бешенства. При этом, животное остается заразным.

Так же хочу уточнить, что заразным животное становится еще до проявления первых клинических признаков, за 3-10 дней (в разных источниках длительность различается)

Подытожив выше сказанное: если дикое животное идет к вам в руки, лучше эти руки от животного убрать и убраться куда подальше.

Если домашнее животное ведет себя нехарактерно, то животное лучше не трогать и вызвать специалистов. Особенно, если это не ваше домашнее животное.

А еще, необходимо помнить о вакцинации животных. Своевременная вакцинация, поможет решить эту проблему.

Лечение. Лечить больное бешенством животное, категорически запрещено. Животное убивают, труп сжигают, либо утилизируют в скотомогильнике.

Для домашних животных, существуют профилактические вакцины. Котят и щенков прививают начиная с 3-х месячного возраста и далее, на протяжении всей жизни раз в год ревакцинируют.

В случае, если ваше привитое животное, было покусано потенциально больным бешенством животным, необходимо как можно быстрее доставить животное в ветеринарную клинику для обработки ран и последующего карантина. Иногда применяется схема ревакцинации.

Для диких животных, с самолетов сбрасывают специальную приманку с вакциной внутри. Она имеет приятный для животного запах. Так что, если нашли в лесу мелкий, серый или коричневый брикет, не трогайте его — это вакцина.

З.Ы. спрашивали, почему нельзя пить алкоголь во время вакцинации от бешенства.

Считается, что алкоголь уменьшает иммунитет и снижает эффективность вакцины. А вакцина увеличивает токсичность алкоголя.

При этом всем, данные правила действуют только на территории бывшего СССР. ВОЗ эту тему обходит стороной, прямого запрета у них нет.

А почему лечить животное запрещено?

У болезни очень высокий уровень опасности. А бешеное животное чаще всего неадекватно, может напасть в любую секунду. Да и лечение не эффективно. Так что, нет никакого резона рисковать жизнью, ради животного которое гарантировано умрет.

Читайте также:  390 напрасно в бешенстве

Это не распространяется на закрытые лаборатории, которые проводят экспериментальные лечения и изучают сам вирус.

спасибо вам большое за все посты, прочитал, запомнил многое, подписался на вас и всё плюсанул, был бы несметно рад если бы вы продолжили тему аля «в каком случае человеку срочно нужно бежать за вакциной/помощью а он об этом может не знать». Как вам?

А в чем тогда отличие от того, когда вы говорите если животное покусали — ведите к ветеринару?!

Если животное привито, за ним будут наблюдать и в любом случае, раны нужно обработать. Если животное не привито, его могут экстренно привить и наблюдать в карантине.

По правилам, вы обязаны это сделать. Но проблема в том, что карантины присутствуют далеко не везде. К сожалению, многие правила разбиваются о реальность, где карантины сданы под очередной салон красоты для собак.

Но, в любом случае, очень рекомендую обратиться к ветеринару. Вакцинация работает в 99% и не работает, только когда есть проблемы с сроком годности или хранением вакцины.

Так паниковать не стоит, прививка достаточно эффективна, но не следует допускать охоту на мышек, ежиков и т.д. Кроме бешенства, есть куча других неприятных заболеваний, от которых прививок нет.

позволю ответить себе, хотя не автор.
то, что во время смены зубов нельзя прививать от бешенства — неподтвержденный миф. можете вызвать ветеринара на дом. от бешенства можете делать прививку раз в 2-3 года, этого достаточно для негуляющего кота. комплексные — каждый год.
p.s.: не забываем, что прививку от бешенства делают в правую заднюю лапу, а не в холку.

Прививать животное нужно каждый год. Она действует только в течении года. Вакцина от бешенства, вводится только в мышцу.

Прошу меня простить, забыла про подкожное введение. Но, подкожно мы редко ставили бешенство, так как есть риск фибросаркомы.

Вы знаете, тут нужно смотреть гораздо глубже. Ваше животное, лучше знает ваш ветеринарный врач. Именно с ним, проведите консультацию — можно ли, если можно то когда, что перед этим сделать нужно. Просто не видя животное, его анализы, ЭКГ, самочувствие, я не могу ничего советовать, тут что-то может сказать ветеринар, который видит животное, видит его состояние, видит анализы.

Главный принцип нашей работы — не навреди!

Недостаточно делать раз в 2-3 года, нужно ревакцинировать каждый год. Заразится кот может, если встретится с бешеным животным. Но, никто не застрахован от побега животного.

При поедании мяса, животное не заразится, даже если мясо было заражено. Куры болеют бешенством.

Восприимчивость птиц к бешенству в основном изучалась в экспери­ментальных условиях. В естественной среде заболевание птиц бешенством связано с покусами их бешеными животными, в основном собаками. Как казуальные, но опи­саны случаи заражения людей бешенством при травмировании их клювом петухами и гусями-вирусоносителями. В экспериментальных условиях удавалось заразить ви­русом бешенства кур, голубей, фазанов, коршунов и других хищных птиц путем непо­средственного введения в мозг вируссодержащего материала. Наиболее восприимчивы к заражению хищные птицы. У голубей восприимчивость меняется с возрастом. Мо­лодые голуби обычно без проблем заболевают после внутримозгового заражения, а гомогенат их мозга легко используется для заражения бешенством кроликов. Голодание повышает восприимчивость голубей к заражению. Взрослые голуби с трудов заража­ются вирусом бешенства.

Клинические признаки. Инкубационный период при экспериментальном зара­жении колеблется в широких пределах и может составлять: до 2 недель у сов и гусей, у коршунов, зараженных субдурально — 11 дней, у кур — 40 и более дней. При экс­периментальной форме заболевания отмечается угнетение, нарушение координации движений в виде шаткой и неверной походки, затрудненного передвижения, иногда опрокидывании птиц на спину. Затем появляются параличи конечностей и тулови­ща, наступает истощение, завершающееся гибелью. Иногда в процессе болезни отме­чается временное улучшение состояния (продолжительностью до 14 дней), за кото­рым следуют новые рецидивы болезни, в результате которых птица либо гибнет или через несколько дней полностью выздоравливает. При спонтанной форме заболева­ния в поведении птиц могут преобладать явления агрессивного характера. В начале отмечается пугливость и беспокойство, затем птицы с испуганными глазами и взъерошенным оперением гоняются за здоровыми особями и клюют их, издавая необыч­ный крик. В подобных случаях заболевание протекает бурно и через 2-3 дня после его начала завершается параличами и гибелью.

источник

Экспериментальное бешенство птиц и применимость к нему современных методов диагностики Асанов Нигметулла Гатауович

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

240 руб. | 75 грн. | 3,75 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Асанов Нигметулла Гатауович. Экспериментальное бешенство птиц и применимость к нему современных методов диагностики : ил РГБ ОД 61:85-16/66

ГЛАВА I. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 8

Особенности современной эпизоотологии бешенства. 8

Экология вируса и значение нелеталъных форм рабической инфекции 13

Восприимчивость к бешенству разных видов животных 20

Факторы, определяющие восприимчивость животных к бешенству 28

Восприимчивость птиц к бешенству 32

ГЛАВА II. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 51

Место работы, объем и материалы . 51

Заражение птиц фиксированным вирусом бешенства. 74

Заражение кур вирусом-фикс бешенства. . 75

Заражение цыплят штаммом фиксированного вируса бешенства 84

Экспериментальное заражение птиц эпизоотическими штаммами вируса бешенства 92

Результаты экспериментального заражения цыплят эпизоотическими штаммами вируса бешенства 93

Экспериментальное заражения взрослых птиц эпизоотическими штаммами вируса бешенства 118

ГЛАВА III. ИТОГИ. РАБОТЫ 131

Практические предложения 149

Коммунистическая партия и правительство Советского Союза проявляют особую заботу о развитии животноводства, имеющего важное значение в экономике нашей страны,

В Продовольственной программе СССР на период до 1990 года, одобренной майским (1982) Пленумом ЦК КПСС, предусматривается довести среднегодовое производство мяса в одиннадцатой пятилетке до 17-17,5 млн.тонн, а в двенадцатой — до 20-20,5 млн, тонн, молока — соответственно 97-99 и 104-106 млн.тонн, яиц -72 и 78-79 млрд.штук.

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ. Для успешной реализации Продовольственной программы существенную роль играют ускорение внедрения достижений науки и техники в производство, разработка наиболее эффективных методов и средств профилактики и ликвидации болезней животных, в частности, инфекционных болезней, среди которых особое место занимает бешенство. Широкое распространение бешенства не только наносит определенный ущерб животноводству, но и в местах неблагополучия является постоянной угрозой жизни человека.

В Казахстане вследствие принятых эффективных мероприятий эпизоотическая обстановка в отношении бешенства постепенно нормализуется. Заболеваемость сельскохозяйственных животных сокращена в сравнении с 1975 годом в 7 раз. Однако полное искоренение болезни сдерживается трудностью ликвидации бешенства среди диких животных, которые передают его сельскохозяйственным животным, а через них непосредственно человеку. 06-щепризнана природная очаговость бешенства с участием многих представителей дикой фауны. Однако такие вопросы, как уточне-

ниє видового состава резервуара рабической инфекции, механизмы их длительного сохранения в природе все еще остаются мало изученными. Эти вопросы экологии вируса бешенства могут быть решены лишь на основе систематических вирусологических обследований дикой фауны и экологических наблюдений в различных географических зонах в сочетании с экспериментальными исследованиями. В этом аспекте очень мало изучена роль птиц.

О спонтанном бешенстве птиц публикации немногочисленны. Литература, посвященная изучению экспериментального бешенства у птиц, также немногочисленна и не позволяет прийти к единому мнению по этому вопросу.

ЦЕЛЬ И ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Целью настоящей работы явилось изучение особенностей экспериментального бешенства у птиц разных возрастов в зависимости от штаммовых различий возбудителя и испытание применимости к нему современных методов лабораторной диагностики.

Конкретно планировалось решить следующие задачи:

изучить бешенство у цыплят и кур, вызванного заражением их как фиксированным вирусом бешенства (штамм «овечий» ГНКИ), так и эпизоотическими штаммами;

определить максимальные сроки пребывания вируса бешенства в организме птиц;

изучить динамику иммуногенеза и связанные с ним патомор-фологические изменения в центральной нервной системе;

изучить возможности и результаты пассирования эпизоотических штаммов вируса бешенства на цыплятах, изменчивости при этом его вирулентности;

изучить возможность применения в отношении птиц существующих методов диагностики бешенства.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА РАБОТЫ. В работе впервые изучен патогенез экспериментального бешенства птиц с помощью комплексного применения методов клинического наблюдения, вирусологического, серологического и патоморфологического исследования, что дало возможность более полной характеристики различных сторон инфекционного процесса. Нами предложена классификация различных форм взаимодействия вируса бешенства с организмом птиц в зависимости от возраста и штаммовых различий возбудителя. Впервые при бешенстве птиц показана применяемость современных методов диагностики этой инфекции со сравнительной оценкой диагностической чувствительности примененных методов.

Результаты наших исследований экспериментально обосновывают длительную персистенцию вируса бешенства в организме птиц с хроническим течением инфекционного процесса. На основании полученных данных при изучении хронической инфекции у кур высказывается гипотеза об участии в этом процессе иммунопатологических реакций, что позволяет по-новому интерпретировать термин «самостерилизующиеся нейроинфекции».

Получена удобная и легко воспризводимая модель хронической рабической инфекции у птиц, что позволяет рекомендовать эту модель для дальнейшего изучения патогенеза хронических заболеваний, особенно нейроинфекции.

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ РАБОТЫ. Работа направлена на изучение патогенетических механизмов при бешенстве у сравнительно маловосприимчивых к нему представителей животного мира — птиц. Данные, полученные на птицах, свидетельствуют о плодотворности сравнительного иммунологического подхода с применением комплексных методов идентификации рабического вируса. Полученные результаты дают основание

предположить возможность резервации вируса бешенства в организме птиц. Учитывая тесную экологическую связь многих хищных птиц с дикими плотоядными в эпизоотологических очагах, целесообразно включить птиц в число представителей дикой фауны, где рабический вирус может длительно резервироваться. Предложен комплекс диагностических методов, способствующих наиболее успешной индикации персистирующего вируса у птиц.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Отдельные фрагменты доложены: на Всесоюзной научно-методической конференции по патологической анатомии сельскохозяйственных животных (г.Львов, 1978), на республиканской научно-производственной конференции «Современные проблемы профилактики и лечения зоонозных заболеваний и лейкозов» (г.Гродно, 1982), на Всесоюзной научной конференции по проблемам эпизоотологии (г.Казань, 1983), на научной конференции профессорско-преподавательского состава и аспирантов Алма-Атинского ордена Трудового Красного Знамени зооветеринарного института (1975, 1977, 1979, 1984).

ПУБЛИКАЦИИ. Основные положения диссертации опубликованы в следующих сообщениях:

Некоторые вопросы патогенеза экспериментального бешенства птиц. — Современные проблемы профилактики и лечения зоонозных заболеваний и лейкозов. Минск, 1982, стр.31.

Персистирующая рабическая инфекция у цыплят. — Актуальные проблемы эпизоотологии. Казань, 1983, с.161.

К патоморфологии бешенства у птиц. Болезни сельскохозяйственных животных Казахстана. Тематический сборник научных трудов Алма-Атинского и Семипалатинского зооветеринарных институтов. Алма-Ата, 1983, с.69-72.

НА ЗАЩИТУ ВЫНОСЯТСЯ особенности экспериментального изучения бешенства птиц в зависимости:

от штаммовых различий возбудителя;

применимости к птице современных методов диагностики бешенства и сравнительная их оценка.

ОБЪЕМ И СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ. Диссертация состоит из введения, обзора литературы и 2 глав экспериментальных исследований, включая «место работы, объем и материалы», обсуждение, заключение, выводов, списка литературы и приложений. Текст диссертации изложен на 186 страницах, включая 27 рисунков и таблиц. В списке литературы приведено 181 отечественных и 145 иностранных источников.

Автор выражает искреннюю признательность научному руководителю работы — доктору ветеринарных наук, профессору К.Н.Буч-неву за предоставление темы, помощь и научные консультации в процессе выполнения диссертационной работы, а также выражает глубокую благодарность руководителю Проблемной лаборатории ветеринарной вирусологии при кафедре эпизоотологии АЗВИ, кандидату ветеринарных наук К.К.Керимбекову за помощь при выполнении экспериментальных исследований.

Автор выражает благодарность кандидату ветеринарных наук, доценту У.И.Иглманову и ветврачу Б.К.Кожиеву за их помощь при выполнении патоморфологической части работы.

Список сокращений, употребляемых в тексте диссертации: РП — реакция преципитации, ПМИМ — прямой метод иммунолюминес-центной микроскопии, РН — реакция нейтрализации, ДИЧ — дефектная интерферирующая частица, БОЕ — бляшкообразующая единица, РСК — реакция связывания комплемента, ЕР — единица рабицидности.

ІЇЇАВА I. 0В30Р ЛИТЕРАТУРЫ Особенности современной эпизоотологии бешенства

Бешенство — острая вирусная болезнь животных и человека, характеризующаяся признаками тяжелого поражения центральной нервной системы. Возбудитель бешенства — вирус семейства Rhab-doviridae /і» 156, 190, 264, 301/, включающего более 60 рабдо-вирусов животных и растений /74/.

На УП Конгрессе тропической медицины и малярии бешенство было охарактеризовано как важная мировая проблема /40/.

По показателям ведущей роли тех или иных животных в распространении бешенства различают два эпизоотологических типа болезни: природное — естественное заболевание диких животных, и городское — бешенство собак /65/. Природные эпизоотиии бешенства считаются первичной естественной формой этой инфекции /146/. Процесс урбанизации создал необходимые предпосылки для эпизоотии бешенства городского типа.

В 30-е годы XX века наступил спад эпизоотии бешенства во многих европейских странах. В Великобритании и Скандинавских странах оно было полностью искоренено, в Венгрии, Австрии, Бельгии, Чехословакии, Франции, Швейцарии и других странах заболеваемость бешенством резко сократилась.

В годы второй мировой войны бешенство вновь приобрело широкое распространение, прежде всего среди диких плотоядных. В 1939 году в Восточной Пруссии были выявлены природные очаги бешенства среди лисиц и барсуков /278/. В последующие годы

эпизоотии природного (лисьего) бешенства отмечены в ГДР, ФРГ, Чехословакии, Австрии, Бельгии, Швейцарии, Франции и других странах.

В середине 40-х годов крупная эпизоотия бешенства началась на значительной территории европейской части СССР, в Казахстане, некоторых районах Средней Азии и Дальнего Востока. Уровень заболеваемости бешенством собак, наиболее высокий в первые годы эпизоотии, в дальнейшем снизился, что, однако, не оказало заметного влияния на снижение заболеваемости бешенством сельскохозяйственных животных. Это явление было связано с активизацией природных очагов бешенства и находило отражение в особенностях эпизоотического процесса, суть которых состоял в смене основного источника болезни. Если до I960 года основными источниками гидрофобии лкщей были домашние плотоядные животные, прежде всего собаки и кошки, то после этого главными распространителями бешенства стали дикие хищники. Это послужило толчком к изучению природной очаговости бешенства, особенно в 60-70-е годы, впервые начатому Е.Н.Павловским /123/ и продолженному W. Schulze /303/Д.ДЖОНСОНОМ /65/, Е. Tierkel /308/, Н. Pitzschke /281/, В.П.Назаровым /118/, К.Н.Бучневым с соавт. /24/, Р.А.Канторовичем /79/, Н.А.Ковалевым с сотр. /90/ и М.А.Селимовым /146/.

Исследования, этих авторов позволяют рассматривать бешенство как природночаговое заболевание диких животных. Естественные резервуары возбудителя в природных очагах представлены многочисленными видами диких животных. В разных частях света и даже географических регионах существуют свои резервуары инфекции, определяющие местные особенности циркуляции вируса в природных очагах. В Европе основной естественный резервуар возбудителя — лисицы. По данным o.Matouch /263/, в 1978 году в 16 европейских странах было зарегистрировано 16 835 животных, больных бешенством, из них 13 456 (79,9$) приходилось

на диких животных. Главным источником при этом являлась рыжая лисица (vulpes-vuipes ), на долю которой приходилось в Румынии 92,5$, в Бельгии — 85,1$, Италии — 81,6$ случаев. 0 ведущей роли лисиц в эпизоотии бешенства на европейском континенте указывают Также E.Nauker /270/, M.Pekadu et al. /221/, K.Bogel, H.Moeglet; /203/, E.Kauker /242/, A. Pugliese, p. Croce /284/ и в. Popovich /282/. Эпизоотия лисьего бешенства в 60-70 годы имела относительно широкое распространение и на территории Советского Союза, особенно в некоторых районах РСФСР, УССР, КазССР, УзССР, Молдавской ССР и республиках Прибалтики. Об этом сообщают Л.С.Змушко /71/, Е.М.Михайловский /115/, Д.М.Алимов /2/, А.П.Рябошапка /140/, Б.А.Рудаков и др. /137/, М.А.Селимов /146/, К.Н.Бучнев /32/, Н.Д.Анина-Радченко /6/, К.А.Токолова и другие /166/, Л.Барзялис /10/. По данным В.Г.Старчикова /157/ в Казахстане эпизоотии бешенства отмечали с 1955 года. Так, с 1955 по 1970 гг., из общего числа заболевших животных, заболеваемость сельскохозяйственных животных составила 96,0$, из них 65,4$ случаев — крупный рогатый скот. За 1970-1972 гг. удельный вес собак в общей заболеваемости бешенством сократился до 0,64$, заболеваемость диких животных составила 0,72$, а сельскохозяйственных животных -98-57$. Такую существенную разницу М.А.Селимов /146/ связывает с недоучетом заболеваемости диких животных.

Природно-очаговый характер эпизоотического процесса бешенства в Казахстане признают И.Г.Галузо /41/,М.В.Ваненков и Б.А. Десятников /34/, К.Н.Бучнев с сотр./23, 24, 32/, В.Л.Титов с соавт./163, 164/. Наряду с дикими животными они не исключают роли диких грызунов как резервуара вируса бешенства в природе. Природно-очаговый характер проявления бешенства отмечен

в Забайкалье и на Дальнем Востоке /51/, при этом резервуаром инфекции в этом регионе является лисица, степной хорь, колонок, горностай. Р.А.Канторович /79/, J.Humphrey /229/ считают характерным для структуры рабических очагов поддержание вируса в популяции основного носителя, а другие виды животных вовлекаются лишь в эпизоотический процесс и имеют косвенное значение в эпизоотии. Они отмечают, что вспышки бешенства среди ди ких плотоядных чаще всего возникают в тех районах, где наблюдается наибольшая заселенность ими местности.

Практическим выводом из этой закономерности следует считать совместную рекомендацию Международного эпизоотического бюро (1971), Комитета экспертов ВОЗ по бешенству (1973) о снижении численности популяции лисиц до 0,1-0,2 особи на I км 2 угодий, что ведет к угасанию среди них эпизоотии бешенства и обеспечивает сохранение вида.

Статистический анализ современной эпизоотии бешенства позволил Н.А.Ковалеву и Л.С.Змушко /89/, В.А.Рудакову с соавт. /137/ выявить периодичность подъемов эпизоотического процесса через 3-4 года. Такую периодичность J. Schroder /302/ и Р.А.Канторович /79/ связывают с резким увеличением к концу третьего года неиммунного поголовья — сеголеток и повышением уровня спонтанного заражения.

]/ К.Н.Бучнев с сотр. /24/, Р.А.Канторович /78/, А.А.Росляков и др. /135/, Н.А.Ковалев, Л.С.Змушко /89/, Г.А.Коломакин и др. /93/, В.Г.Старчиков /157/, Н.В.Каверин /74/ указывают на сезонный характер течения эпизоотии бешенства. По их данным, наибольшее число заболеваний среди сельскохозяйственных животных приходится на I и ІУ кварталы года и совпадает с периодом гона у диких плотоядных животных в I квартале и с выкармлива-

ниєм молодняка и его осенним расселением в ІУ квартале.

Ухудшение эпизоотической обстановки по бешенству в мире в последние ГОДЫ H.Pitzschke /281/, A. Wandeler /314/, Р.А. Канторович /81/ объясняют нарушением биоценотического равновесия в природе вследствие полного истребления волков, ослаблением отстрела лисиц и увеличением численности мышевидных грызунов. М.А.Селимов /146/ считает, что широкое распространение лисьего бешенства может быть обусловлено генетическими изменениями вируса.

Читайте также:  6 уколов при бешенстве название

Современные меры борьбы с бешенством условно можно разделить на три группы: профилактическая вакцинация, контроль за численностью популяции эпизоотически опасных видов дикой фауны, организационно-санитарные. В разных странах применяются различные типы антирабических вакцин. Характеристики и принципы изготовления этих вакцин подробно описаны в многочисленных изданиях /142, 118, 35, 112, 146/. В настоящее время в нашей стране широко применяется антирабическая вакцина Алма-Атинского зооветеринарного института, разработанная под руководством проф.К.н.Бучнева. Однократное применение вакцины создают надежный иммунитет /85, 165/. Однако основной мерой борьбы с бешенством диких животных остается снижение их численности. С этой целью во многих западноевропейских странах практикуют отстрелы и уничтожение их с помощью приманок, обработку нор газами /313/. В нашей стране отстрел составляет основную меру по сокращению численности лисиц и других хищных животных в очагах инфекции. Количественные параметры их численности, плотности популяции и подвижности могут служить критериями при прогнозировании эпизоотии бешенства в природе /106/. Благодаря широкой специфической профилактике, в Советском Союзе

заболеваемость бешенством снизилась в 6-8 раз, в Каз.ССР — в 7 раз. Но несмотря на это, современная эпизоотологическая обстановка остается сложной и потенциально угрожающей, что связано с нерешенностью проблемы ликвидации природных очагов бешенства.

Экология вируса и значение нелетальных форм рабической инфекции

Экология вирусов является одной из новых направлений в экологических исследованиях. Ряд обобщений по вопросам экологии вирусов изложен в работах Д.К.Львова /102/, В.Д.Жданова с соавт. /67/, В.А.Пшеничнова с соавт. /131/. Общие закономерности циркуляции вирусов в природе, адаптации их к различным хозяевам и изменчивости в экспериментальных условиях позволили сформулировать положение о связи популяционного состава вирусов с условиями среды их обитания /102/.

Вирус бешенства относится к вирусам со множественными экологическими связями в природе, что является важной деталью его биологии и характеристики.

Ряд исследователей /182, 255/ отметил отклонения от обычной характеристики биологических свойств штаммов вируса бешенства. Р.М.Шен /174/ предложила классификацию штаммов вируса бешенства, разделяющую их на три группы: классические, усиленные и атипичные. В последние годы закономерный интерес вызывает выделение в различных районах земного шара вирусов, относящихся к группе бешенства. С учетом этих данных и по основному экологическому признаку М.А.Селимов предложил /146/ следующую классификацию вирусов группы бешенства: I — обычные, собачьего бешенства, 2 — африканские, собачьего бешенства, 3 — лисий, природный, 4 — американский вирус, бешенства летучих мышей, 5 — дикования, вируса арктического бешенства песцов или камчат-

ской дикости, 6 — лиссаподобный вирус, выделенный от мышевидных грызунов в Центральной Европе, 7 — лиссаподобные вирусы, выеделенные от землеройки, летучей мыши и насекомых в Африке. Естественные резервуары возбудителей этих групп вируса в природных биоценозах представлены многочисленными видами диких животных. Наличие рабической инфекции у диких животных подтверждено во всех природных зонах, однако количество видов-хозяев резко отличается по зонам. В странах Европы в настоящее время основным резервуаром вируса бешенства является красная лисица, в полярных районах Европы и Америки — песец, на Среднем Востоке и в отдельных районах нашей страны — волк, в Северной Африке — шакал, в Шяож Африке — мангуст, в Северной Америке — койот и скунс, в Северной, Центральной и Южной Америке — летучие мыши /127/.

В.М.Жданов /67/, указывая на широкое распространение вируса бешенства в природных условиях, отмечает, что в изменении биологических свойств вируса определенную роль играет широта крута поражаемых животных. На возможность естественного изменения патогенных свойств вируса бешенства указывает М.С.Маргу-лис и др. /108/. Так, для штаммов классического собачьего бешенства характерно острое течение с выраженными признаками возбуждения и высокой тропностьго к центральной нервной системе и формированием в нейронах характерных цитоплазматичес-ких включений — телец Бабеша-Негри. По данным R.shope et, ai. /304/, для африканского собачьего бешенства характерна слабая патогенность; болезнь чаще всего проявляется в паралитической форме, нередки случаи выздоровления.

Свидетельством продолжающейся адаптационной естественной эволюции рабической инфекции являются образовавшиеся в 40-х

годах текущего столетия природные очаги лисьего бешенства. При появлении вируса лисьего бешенства Г.А.Коломакиным и др. /92/, Е.В.Клюевой и др. /86/, Б.Г.Старчиковым /157/ отмечены трудности диагностики болезни из-за частого отсутствия характерных телец Бабеша-Негри и клиники агрессивного бешенства. На атипичное течение бешенства у крупного рогатого скота, передаваемого лисицами, указывают К.Н.Бучнев с сотр. /23/, М.И.Тутушин и Р.Тулемисов /171/, В.Г.Старчиков /157/. О вариабельности биологических свойств лисьих штаммов сообщают С.В.Грибенча, М.А.Селимов /53/, Л.Я.Грибанова с соавт. /49/, А.Г.Татаров, М.А.Селимов /160/, А.Д.Ботвинкин с соавт. /15/.

Арктическое бешенство (дикование) имеет тундровую ландшафтную приуроченность, соответствующую ареалу песца — основного резервуара возбудителя и распространителя болезни. Е.И.Туре-вич, А.Е.Тебякина /170/, Р.А.Канторович /75, 76/ к числу особенностей «дикования» относят значительное число паралитических форм болезни, а также атипично протекающие случаи заболевания, характеризующиеся лишь такими симптомами, как обильное слюнотечение, судорожные приступы, учащенное дыхание. По данным С.В.Грибенча с соавт. /53/, штаммы «дикования» по патогенносте вариабельны: отдельные штаммы апатогенны для мышей при подкожном введении, другие — ведут себя как обычный вирус бешенства. Это находит подтверждение в работах других авторов

/15, 48, 141, 161/. J.Sodia et al. /306/, L.Schneider,U.Schoop

/301″ в Центральной Европе от диких мышевидных грызунов выделили штаммы вируса, подобные возбудителю бешенства. По ряду своих биологических свойств они отличаются от вирусов классического бешенства. Авторы предполагают, что мышевидные грызуны являются латентными носителями этого вируса.

Для экологии возбудителя большой интерес представляет бешенство летучих мышей. Рабическая инфекция у них имеет ряд специфических особенностей. Установлено, что вампиры и насекомоядные летучие мыши могут быть бессимптомными вирусоносителями /j.Pawan, 280; Da siiva,2I4;p.Atanasin, 188/. Причем значительная часть заболевших животных не погибает, а выздоравливает, оставаясь носителем вируса /184, 262, 280/. Вирус имеет тропизм не только к центральной нервной системе, но и к экстраневральным тканям, накапливается, кроме мозга, в слюнных железах, мышечной ткани, буром жире, легких, почках, проходит через плаценту /D.Constantine, 208; H.Johnson , 238/. На основании многочисленных наблюдений и экспериментов D.Constantine /208/ пришел к заключению, что у вампир рабическая инфекция развивается по особому циклу.

Приведенные материалы свидетельствуют о существовании вирусов бешенства как в классическом, так и атипичном вариантах в различных климато-ландшафтных зонах, от районов холодного и резко континентального климата в зоне Арктики до районов жаркого тропического климата Африки и Южной Америки, что является подтверждением их естественной изменчивости.

В связи с этим в литературе последних лет широко обсуждается вопрос о первичных резервуарах вируса бешенства. По этому вопросу существует несколько гипотез. По мнешго Р.А.Канторовича /80/, в давний период важным резервуаром рабической инфекции были мышевидные грызуны и летучие мыши с алиментарным и респираторным путями распространения. Согласно гипотезе, выдвинутой H.Johnson /238/, первичными резервуарами вируса бешенства в природе являются представители семейства куньих и виверовых. По мнению автора, заболевание у этих животных про-

текает в хронической форме, и инфекция может распространяться не только посредством слюны при покусах, но и респираторным и пероральным путями, даже без травмирования слизистых оболочек. Не совсем ясен вопрос о путях резервации вируса в популяции диких животных, о механизмах, обеспечивающих возникновение эпизоотии бешенства, путях распространения инфекции в очагах. Как известно, к механизмам, сдерживающим потенциальные возможности беспредельного распространения возбудителя, Е.Н. Павловский /122/ относил подавление его активности до латентного состояния в организме некоторых кровососущих членистоногих. Иными словами, в процессе эволюции складываются наиболее удачные, с точки зрения сохранения вида, взаимоотношения между вирусами и хозяевами. Это, по мнению Д.К.Львова /ЮЗ/.чаще всего соответствует среднему уровню вирулентности возбудителя и восприимчивости хозяина, проявлением чего являются различные формы персистенции, выступающей в качестве одного из важнейших экологических механизмов, способствующих сохранению возбудителя как вида /4, 16, 38, 68, 102, 131/. Изучению персистенции рабического вируса в немалой степени способствовало включение его в группу медленных инфекций /Дебби-J.Debbie 217/. Подобное изменение взглядов на эту, казалось бы хорошо и давно известную болезнь, привело к изменению подходов к дальнейшему исследованию проблемы бешенства в целом. Б связи с этим в последние годы интенсивно изучается способность рабического вируса к персистенции в естественных условиях /81/. Одной из первых работ по изучению персистенции вируса бешенства в естественных условиях, является работа J. pawan /280/. Автором было установлено, а затем неоднократно подтверждено

другими исследованиями /179, 213, 214/, что летучие мыши-вампиры в Юйной Америке могут быть носителями вируса бешенства в течение длительного (до 5 месяцев) времени и что они способны передавать инфекцию через укусы, оставаясь при этом клинически здоровыми. При исследовании сывороток от 1588 летучих мышей Е. Tierkei /309/ в 21,3$ случаев выявил’ значительный уровень вируснейтралжзующих антител. Многочисленными исследованиями /180, 208, 214, 215, 238, 280, 205, 230/ установлено наличие бессимптомного вирусоносителъства как у вампиров, так и насекомоядных летучих мышей. В более ранних исследованиях этот показатель доходил до 15%, по последним данным от здоровых летучих мышей вирус выделяется из мозга и слюнных желез в 1% случаев.

Предполагалась возможность аэрозольной передачи инфекции среди вампиров, что в последующем было подтверждено экспериментами D.Constantine /208/. Автором была доказана возможность аэрозольной передачи инфекции лисицам, койотам, луням, опоссумам в пещерах, массовно заселенных летучими мышами. В подтверждение сказанному из воздуха наблюдаемых пещер удалось выделить вирус бешенства и интрацеребралъно заразить им мышей.

Значительный интерес представляют данные о бессимптомном вирусоносительстве у собак — основного резервуара антропурги-ЧЄСКИХ очагов. M.Abdussalami /183/, M.Pekadu, G. Baer /220/ успешно выделяли инфекционный вирус из слюны здоровых собак эндемического района на протяжении нескольких месяцев. По данным A.Abshar et ai. /185/, при обследовании 125 собак в энзоотических районах Ирана у 3,2$ животных выявлены антитела к вирусу бешенства. Было доказано присутствие рабического прециптирую-щего антигена в шести слюнных железах и в одной пробе слюны.

О.Г.Анджапаридзе и С.Я.Гайдамович /3/ выделяли вирус бешенства из мозга бродячих собак в 1,7$ случаев. В 1968 году в Тегеране на 8-ом Международном конгрессе по тропической медицине было сделано сообщение, что повторные обследования в Индии и Европе выявили существование среди здоровых собак ви-русоносителей /пит.по Б.Д.Тимакову и В.А.Зуеву, 162/.

Примечательным в этом отношении являются исследования вируса «дикования», или арктического бешенства, проведенные Р.А. Канторовичем /75/ и Р.А.Канторовичем с соавт. /82/ в районах Крайнего Севера. Авторам удалось выделить вирус «дикования» из головного мозга здоровых песцов и лисиц. Так, во время подъема эпизоотии естественная пораженность лисиц и песцов достигает 75 и 76$. По данным М.А.Селимова с соавт. /147/, во время активации эпизоотии этот показатель составляет 20,8$ и 8,8$ соответственно. Р.А.Канторович /77/ такую высокую ступень ин-фицированности песцов рассматривает как свидетельство бессимптомного носительства вируса, что способствует стойкому сохранению возбудителя «дикования» на территории Заполярья.

Заслуживают внимания исследования последних лет (1970-1980 гг.), проведенные сотрудниками Омского научно-исследовательского института природноочаговых инфекций В.А.Рудаковым /136/, В.А.Рудаковым с соавт. /137/, Г.Б.Малъковым /106/, Г.Б. Мальковым, Л.Я.Грибановой /107/ в сопредельных территориях с Казахской ССР. Ими установлены группы основных, дополнительных и случайных хозяев возбудителя. Авторами /107/ от II видов животных выделено 87 штаммов вируса бешенства. Это, по мнению авторов, является одним из факторов, способствующих глубокому укоренению возбудителя в устойчивых природных очагах.

Доказано существование прямой зависимости между общей относительной численностью лисиц и корсаков и распространенностью возбудителя в популяциях. Интересно отметить, что уровень зараженности внешне здоровых хищников-хозяев вирусом устойчиво изменялся по годам от 1,81 до 19,23% положительных биопроб головного мозга.

Таким образом, латентная рабическая инфекция описана у разных животных в различных странах, что служит веским аргументом в пользу необходимости проведения дальнейших эколого-вирусо-логических исследований проблемы бешенства. Но в то же время мы далеки от мысли отрицать острые формы рабическои инфекции с ведущим раневым механизмом передачи. В ряде случаев наиболее удачным типом взаимоотношений вирусной популяции с хозяевами представляет хроническая или латентная инфекция. В связи с этим уместно привести гипотезу н. Johnson /238/ о том, что первичными резервуарами вируса бешенства в ряде стран являются те виды животных, которые не погибают в результате инфекции, а способны к длительному сохранению возбудителя. Подобного рода высказывания делает и M.Matsumoto /264/.

Таким образом, изучение степени восприимчивости разных видов животных к рабическои инфекции и изучение патогенетических особенностей их проявления является одной из актуальных задач современной рабиологии.

Восприимчивость к бешенству разных видов

Причины различной чувствительности и устойчивости животного организма к инфекции до сих пор не вполне еще ясны, но они, без сомнения, зависят от сочетания многих факторов: вирулентности возбудителя, особенностей поражения клеток и тканей,

состояния иммунной системы, сопутствующих инфекций, образования интерферона, возраста, видовых и генетических особенностей и др. Со времен И.И.Мечникова, создавшего первую теорию иммунитета — фагоцитарную теорию, русские и советские ученые внесли огромный вклад в развитие иммунологии. Среди них Ф.ЯЛистович, Н.Ф.Гамалея, А.А.Богомолец, П.Ф.Здродовский, В.И.Иоффе, I.A. Зильбер, А.Д.Адо, П.Н.Косяков, А.А.Смородинцев и др. В 60-х и 70-х годах в этой области знаний произошли качественные изменения /Р.В.Петров, 126; Б.Д.Брондз, О.В.Рохлин, 17/, повлекшие за собой пересмотр основных идей, в том числе связанных с проблемами патогенеза, невосприимчивости и выздоровления при вирусных инфекциях. Стало очевидным, что реакции иммунитета направлены на распознавание и элиминацию источников чужеродной генетической информации /126/. Исключительно важная роль неспеци-фических факторов общей резистентности вытекает из широчайшей вариабельности динамики инфекционного процесса в животном организме, особенно при вирусных инфекциях. Наряду с бессимптомными, латентными, инаппарантными имеют место острейшие формы болезней с быстрым летальным исходом. Указанные варианты клинической тяжести вирусных инфекций зависят не только от отсутствия или наличия антител, как справедливо замечает А.А.Смородинцев с соавт./154/, но и от факторов общей резистентности, поскольку указанные различия в тяжести течения болезни определяются в первые дни заболевания, когда специфические механизмы защиты еще не вступили в действие, r. Doerr /219/ на основании анализа значительного числа наблюдений приходит к выводу, что в среднем заболевают только 30-40 собак, покусанных заведомо бешеными животными. Согласно данным R. Koch /246/, из 300 укушенных коров заболело только 70 животных, несмотря на то, что

крупный рогатый скот среди травоядных считается одним из самых восприимчивых к бешенству. Среди покусанных бешеными без профилактических прививок не заболевают 50-84$ людей /Н.Ф.Гамалея, 42; А.Т.Кравченко с соавт., 97/. На основе таких факторов сформулировалось представление о различной индивидуальной чувствительности животных к рабическому вирусу. Но надо заметить, что многочисленные исследования по изучению механизмов антирабичес-кого иммунитета посвящены в основном проблемам приобретенного (поствакцинального) и в меньшей мере — постинфекционного иммунитета. Этому в немалой степени способствовала концепция о неизбежности летального исхода развившегося заболевания при бешенстве /52/. Однако, данные последних лет со всей очевидностью свидетельствуют о возможности существования в природе различных форм нелетальной рабической инфекции /39, 45, 53, 52, 55, 199, 200, 217, 257/. Из отечественных исследователей, внесших значительный вклад в эту проблему, следует назвать Л.П.Горшунову /45/, которая эти вопросы рассматривает с точки зрения естественной резистентности к бешенству. Автором на достаточном фактическом материале была показана несостоятельность укоренившегося представления о бешенстве, как заболевании, неизбежно заканчивающемся летальным исходом. Говоря о естественной резистентности, необходимо конкретизировать понятие о видовой и индивидуальной невосприимчивости. Врожденная видовая резистентность тесно связана с наличием в организме клеточных систем, способных поддерживать размножение вируса. А.А.Сморо-динцев с соавт. /154/ причины резистентности к вирусным инфекциям усматривает в невозможности депротеинизации вирусов. Однако, надо полагать, и другие факторы играют определенную роль в естественной резистентности к вирусам. Примером этому

служит тот факт, что далеко не всегда имеется соответствие между резистентностью животного к вирусной инфекции и резистентностью его клеток к вирусу. К вирусу кори, например, чувствительны клетки куриных фибробластов, почки морской свинки, кролика, однако вызвать экспериментальную коревую инфекцию у этих животных не удается. В организме резистентных животных складываются иные взаимоотношения между вирусом и клеткой, чем в культурах клеток, благодаря кооперации многих других физиологических факторов защиты, например, интерферона, температуры тела, вируснейтрализующих ингибиторов, гормонов и других неспецифических факторов, которые, как и в целом иммунный ответ, находятся под генетическим контролем. Таким образом, в отличие от видовой невосприимчивости индивидуальная естественная невосприимчивость является фактором весьма лабильным и разнообразным.

Как известно, вирус бешенства имеет широкий спектр пато-генности. Однако все беспозвоночные животные /218, 305/, рыбы и змеи /246/ нечувствительны к вирусу бешенства. Данные, касающиеся других холоднокровных, имеют разноречивый характер. Так, Hogyes /227/ и J.Lote /258/ сообщают о заболевании бешенством лягушек. Другим исследователям /193, 223/ не удалось воспроизвести бешенство у лягушек. По данным p.Remiinger , j.Baiiiy /292, 293/, черепахи невосприимчивы к вирусу бешенства. Однако после интрацеребрального заражения вирус регулярно обнаруживался в головном мозге в течение 300 дней. При морфологическом исследовании в мозговой ткани были обнаружены пе-риваскулярные инфильтраты, воспалительные узелки, состоящие преимущественно из лейкоцитов и тельца Бабеша-Негри. А.П.Муратова с соавт. /117/ не смогли подтвердить данные вышеуказанных

авторов в своих опытах по заражению вирусом бешенства среднеазиатских черепах. Л.П.Горшунова /45/ считает, что, несмотря на указанную противоречивость, факт длительного переживания вируса у черепах представляет значительный интерес с точки зрения сохранения рабического вируса в природе.

Согласно литературным данным, вирус бешенства патогенен для большого числа видов теплокровных животных /н. Johnson, 235; E.Tierkei, 309; м. Kaplan,240/. Экспериментальное бешенство было вызвано практически у всех изучаемых видов млекопитающих /Х.Эндрюс, 180; доклад ВОЗ, 311/. Однако степень невосприимчивости отдельных видов неодинакова. Наиболее часто бешенством болеют волки, лисы, шакалы, кайоты, енотовидные собаки, гиены, песцы, мангусты, виверы, собаки и кошки /А.И.Саватеев, 142; Ю.А.Исаков, 63; Р.А.Канторович, 76; H.Pitzschke, 281/, значительно реже — львы, тигры, леопарды, пумы и др. /А.И.Саватеев, 142; Х.Джонсон, 65; М.А.Селимов, 146/, что, по мнению М.А.Селимова /146/, связано с нестадным образом их жизни и хорошей защищенностью от нападения бешеных животных. Несомненно, что частота заболеваний среди таких животных как лисы, волки, шакалы, собаки и др. является признаком их высокой чувствительности к бешенству. Это подтверждается и данными экспериментальных исследований. Так, в опытах w.Keraten, Е. Linn /244/ лисицы оказались гораздо чувствительнее хорьков и мышей, и у павших от инфекции животных рабический вирус обнаруживался в 100$ случаев в слюнных железах и в 54$ — в слюне. Интересные данные в этом плане получены Н.А.Ковалевым с соавт. /90/, изучавшими возможность алиментарного заражения лисиц. У одного лисенка из двух взятых в опыт на 31 день отмечено заболевание бешенством, протекавшее в своеобразной абортивной

Читайте также:  Абортивная форма бешенства у собак

форме. Клинически заболевание проявилось возбуждением, агрессивностью и повышением температуры тела до 40,9. Через два дня указанные явления прошли и лисенок выздоровел, однако на протяжении 8 дней после выздоровления у него со слюной выделялся вирус бешенства.

Что касается чувствительности домашних хищников (собаки, кошки), то имеющиеся наблюдения свидетельствуют о более частом заболевании собак по сравнению с кошками. По данным r. Do err /219/, из числа укушенных заведомо бешеными животными заболевают 30-40% собак. Невосприимчивость отдельных собак к бешенству наблюдали даже при интрацеребральном заражении /197, 227, 120, 289/. В крови резистентных собак антитела обнаружены лишь в единичных случаях /299/. По вопросу о причинах устойчивости собак к бешенству высказано несколько мнений. p.Remiinger а. I, Bajiiy /294/ предполагают, что невосприимчивость, наблюдаемая у отдельных собак, является результатом внутриутробного инфицирования вирусом в дозах, недостаточных для воспроизведения заболевания, но обеспечивающих иммунитет. Согласно мнению N.Constantinescy et ai. /209/, речь может идти только об иммунитете в постнатальном периоде вследствие заражения сублетальными дозами вируса, p.Lepine /256/ допускает обе возможности приобретения собаками иммунитета. Несомненный интерес представляют описанные в литературе случаи выздоровления собак от клинически выраженного бешенства /51, 187, 201, 221, 234/.

Недостаточно изучен механизм распространения рабической инфекции среди представителей семейства куньих, н. Johnson /238/ предполагает, что зверьки семейства куньих могут быть хроническими носителями вируса бешенства, так как у них

преобладает бессимптомная форма инфекции. По его данным, некоторые штаммы, выделенные от скунса, при введении взрослым мышам вызывали спастические параличи с последующим выздоровлением. По данным Л.Я.Грибановой с соавт. /51/, хорьки обладают значительно меньшей чувствительностью к вирусу бешенства при экспериментальном заражении в сравнении с хищниками семейства собачьих.

Выраженной естественной резистентностью к бешенству обладают и опоссумы. Интересны в этом отношении наблюдения Р.Веатег, c.Mohr, т.Вагг /198/. Тремя штаммами вируса бешенства авторы заразили 34 опоссума, используя при этом разные дозы вируса и различные методы заражения. Только у 4-х животных развились признаки заболевания, в том числе у 2-х (из 8), зараженных в мозг. Мнение авторов о высокой устойчивости опоссумов к раби-ческому вирусу разделяют и к. Zetti, J. Wrmel /325/. Б связи с изложенным заслуживают внимания данные, полученные A. Wan-deler/314/. При сравнительном изучении чувствительности животных автор показал, что для заражения лисиц достаточно 5 мышиных ЛД50 , для скунсов — 500 ЛД50 , а для опоссумов — 80 000 ЛД50 вируса.

Имеются сообщения и о естественном заболевании бешенством зайцев, белок, крыс, мышей и других грызунов /P.Remlinger, I. Bail1у,295; M.Niooletsch, 273; H.Pitzschke, ‘ 281/, хотя оно встречается редко, за исключением белок. Однако M.Nicolitsch /274/, Н.Н.Гизитдинов, В.Л.Титов /43/ мелким грызунам отводят роль природных резервуаров вируса бешенства,предполагая возможность у них бессимптомной, нелетальной формы инфекции. Эта точка зрения согласуется с данными экспериментов J. Bell /199/, R.Crandell /211/, J.Bell et al./200/, D.Lodmell et al. /257/,

С.В.Грибенча с соавт. /55/, которые установили развитие абортивной формы бешенства после внутрибрюшинного введения отдельных штаммов вируса. По мнению і.Bell /199/ при внутрибрюшинном заражении белых мышей продукция вируснейтрализующих антител начинается до развития клинических признаков болезни. Работами С.В.Грибенча, Н.В.Овсяшшовой /57/, С.В.Грибенча с соавт. /56/ установлено, что при одинаковой продолжительности цикла репродукции вируса у животных с абортивно протекающей инфекцией титры вируса варьировали от 1,2 до 2,7 ig JEQqq, а при летальной -от 4,0 до 6,4 1ЩЦ50 /0,03 мл.

Определенный интерес представляют работы по воспроизведению бессимптомной формы рабической инфекции у грызунов. В исследованиях Р.М.Шен и И.А.Шумейкиной /175/ у мышей, зараженных орально, выживание вируса в мозге отмечено до 21 дня, а у крыс, инфицированных аналогичным образом, рабический вирус персистирует до 70 дня от момента заражения. И.А.Шумейкина /178/ сообщает, что у крыс, зараженных подкожно, при полном отсутствии признаков заболевания из слюнных желез и головного мозга удалось выделить активный вирус до 78-го дня от начала заражения.

Рассмотренные нами материалы дают основание утверждать, что степень восприимчивости животных к бешенству генетически детерминирована как в видовом, так и в плане отдельно взятого индивидуума. Надо полагать, различные формы проявления рабической инфекции у животных зависят от множества факторов, среди которых не последнее место принадлежит дозе вирулентности штаммов и условиям контакта возбудителя с организмов.

Факторы, определяющие восприимчивость животных к бешенству

Изучение многообразных связей и отношений между молекулярными клеточными и общефизиологическими реакциями организма, определяющими невосприимчивость или, наоборот, чувствительность к рабическому вирусу, на сегодняшнем уровне рабиологии показало сложность этого вопроса. Все же с определенностью можно сказать, что чувствительность животных к вирусу бешенства зависит от возраста, способа инокуляции и дозы вируса, а также штаммовых различий возбудителя.

Работы, посвященные изучению влияния возраста /9, 105, 206, 222/, дают в основном совпадающие результаты, свидетельствующие о более высокой чувствительности к бешенству молодых животных. Л.М.Трубина /169/, изучавшая возрастную восприимчивость белых мышей и хлопковых крыс, установила, что до 2-не-делъного возраста они более чувствительны к интрацеребраль-ному заражению, что и послужило основой для рекомендаций использования их при биопробах.

В естественных условиях заражение вирусом бешенства происходит через поврежденные кожные покровы. Неповрежденные слизистые оболочки являются менее надежной защитой, чем кожа. Этим можно объяснить случаи заражения животных через слизистые покровы, что показано в работах И.А.Свет-Молдавской /143/; М.А.Селимова /146/; P.Remlinger a. I. Bailly/294/*, P.Atanasiu et ai./l89/ по интраназальному, интраконьюктивальному и аэрогенному заражению грызунов.

Бешенство — острая вирусная болезнь животных и человека, характеризующаяся признаками тяжелого поражения центральной нервной системы. Возбудитель бешенства — вирус семейства Rhab-doviridae /і» 156, 190, 264, 301/, включающего более 60 рабдо-вирусов животных и растений /74/.

На УП Конгрессе тропической медицины и малярии бешенство было охарактеризовано как важная мировая проблема /40/.

По показателям ведущей роли тех или иных животных в распространении бешенства различают два эпизоотологических типа болезни: природное — естественное заболевание диких животных, и городское — бешенство собак /65/. Природные эпизоотиии бешенства считаются первичной естественной формой этой инфекции /146/. Процесс урбанизации создал необходимые предпосылки для эпизоотии бешенства городского типа.

В 30-е годы XX века наступил спад эпизоотии бешенства во многих европейских странах. В Великобритании и Скандинавских странах оно было полностью искоренено, в Венгрии, Австрии, Бельгии, Чехословакии, Франции, Швейцарии и других странах заболеваемость бешенством резко сократилась.

В годы второй мировой войны бешенство вновь приобрело широкое распространение, прежде всего среди диких плотоядных. В 1939 году в Восточной Пруссии были выявлены природные очаги бешенства среди лисиц и барсуков /278/. В последующие годы эпизоотии природного (лисьего) бешенства отмечены в ГДР, ФРГ, Чехословакии, Австрии, Бельгии, Швейцарии, Франции и других странах. В середине 40-х годов крупная эпизоотия бешенства началась на значительной территории европейской части СССР, в Казахстане, некоторых районах Средней Азии и Дальнего Востока. Уровень заболеваемости бешенством собак, наиболее высокий в первые годы эпизоотии, в дальнейшем снизился, что, однако, не оказало заметного влияния на снижение заболеваемости бешенством сельскохозяйственных животных. Это явление было связано с активизацией природных очагов бешенства и находило отражение в особенностях эпизоотического процесса, суть которых состоял в смене основного источника болезни. Если до I960 года основными источниками гидрофобии лкщей были домашние плотоядные животные, прежде всего собаки и кошки, то после этого главными распространителями бешенства стали дикие хищники. Это послужило толчком к изучению природной очаговости бешенства, особенно в 60-70-е годы, впервые начатому Е.Н.Павловским /123/ и продолженному W. Schulze /303/Д.ДЖОНСОНОМ /65/, Е. Tierkel /308/, Н. Pitzschke /281/, В.П.Назаровым /118/, К.Н.Бучневым с соавт. /24/, Р.А.Канторовичем /79/, Н.А.Ковалевым с сотр. /90/ и М.А.Селимовым /146/.

Исследования, этих авторов позволяют рассматривать бешенство как природночаговое заболевание диких животных. Естественные резервуары возбудителя в природных очагах представлены многочисленными видами диких животных. В разных частях света и даже географических регионах существуют свои резервуары инфекции, определяющие местные особенности циркуляции вируса в природных очагах. В Европе основной естественный резервуар возбудителя — лисицы. По данным o.Matouch /263/, в 1978 году в 16 европейских странах было зарегистрировано 16 835 животных, больных бешенством, из них 13 456 (79,9$) приходилось на диких животных. Главным источником при этом являлась рыжая лисица (vulpes-vuipes ), на долю которой приходилось в Румынии 92,5$, в Бельгии — 85,1$, Италии — 81,6$ случаев. 0 ведущей роли лисиц в эпизоотии бешенства на европейском континенте указывают Также E.Nauker /270/, M.Pekadu et al. /221/, K.Bogel, H.Moeglet; /203/, E.Kauker /242/, A. Pugliese, p. Croce /284/ и в. Popovich /282/. Эпизоотия лисьего бешенства в 60-70 годы имела относительно широкое распространение и на территории Советского Союза, особенно в некоторых районах РСФСР, УССР, КазССР, УзССР, Молдавской ССР и республиках Прибалтики. Об этом сообщают Л.С.Змушко /71/, Е.М.Михайловский /115/, Д.М.Алимов /2/, А.П.Рябошапка /140/, Б.А.Рудаков и др. /137/, М.А.Селимов /146/, К.Н.Бучнев /32/, Н.Д.Анина-Радченко /6/, К.А.Токолова и другие /166/, Л.Барзялис /10/. По данным В.Г.Старчикова /157/ в Казахстане эпизоотии бешенства отмечали с 1955 года. Так, с 1955 по 1970 гг., из общего числа заболевших животных, заболеваемость сельскохозяйственных животных составила 96,0$, из них 65,4$ случаев — крупный рогатый скот. За 1970-1972 гг. удельный вес собак в общей заболеваемости бешенством сократился до 0,64$, заболеваемость диких животных составила 0,72$, а сельскохозяйственных животных -98-57$. Такую существенную разницу М.А.Селимов /146/ связывает с недоучетом заболеваемости диких животных.

Еще через 10 дней у одной из этих кур (1088) антитела перестали выявляться, но появились у четвертой курицы (1089) в титре 8,98 ЕР. Через 45 дней после заражения антитела были выявлены в последний раз, и только у одной курицы (1080) и в низком титре. В сыворотках крови кур I, II, П и У групп рабицидные антитела не выявлялись на всем протяжении опыта (60 дней). Через 2 месяца после заражения все куры были убиты. Их головной мозг подвергнут вирусологическому и патогистологическому исследованиям. Для установления наличия вируса из тканей головного мозга каждой курицы отдельно готовили суспензии на физиологическом растворе рН=7,2-7,4 в соотношении 1:10. Такой мозговой суспензией белых мышей заражали интрацеребралъно. Параллельно мозг этих птиц был исследован методами IB/MM и РП в агаровом геле для обнаружения рабического антигена. При этом ни в одном случае не удалось установить наличие инфекционного вируса и его антигенов. Патогистологически головной мозг тех же кур изучали на серии фронтальных срезов, окрашенных гемотоксилин-эозином, по методам Романовского-Гимза и по Трубиной. Исследовали правые и левые полушария, средний мозг, мозжечок и продолговатый мозг. Морфологические изменения в головном мозге у кур обнаруживались лишь после интрацеребрального введения вируса. Это хорошо иллюстрируется на примере курицы № 1076 третьей опытной группы: у нее на месте инъекции вируса отчетливо видно формирование грануляционной ткани, а вокруг травмы отмечается слабо выраженная дистрофия нейронов в виде распыления и лизиса нисслевской зернистости и пролиферация гнеальных клеток с образованием очажков их скоплений. Сосуды вокруг «рубца» были умеренно наполненными и окружались круглоклеточными инфильтратами, представленными, в основном, лимфоцитами. В мягких мозговых оболочках наблюдалась рыхлая лимфогистиоцитарная инфильтрация, более четко выраженная в области гиппокамповой борозды, наружной поверхности полушарий. Наблюдалась выраженная пролиферация со стороны эпителии сплетений и эпендимы желудочков. В целом патологический процесс можно охарактеризовать как менингоэнцефалит с преобладанием пролиферативных явлений над дистрофическими поражениями нейронов. В остальных опытных группах гистологические исследования головного мозга не выявили патологических изменений. Это подтверждает литературные данные о низкой периферической активности фиксированного вируса бешенства вследствие длительной адаптации к нервной ткани головного мозга лабораторных животных, что и служит одним из важнейших генетических признаков, характеризующих фиксированный вирус — как вакцинный штамм. В связи с этим в дальнейших опытах с этим вирусом был в основном применен интрацеребральный метод заражения.

Его целью являлось изучение в динамике патологического процесса, вызванного интрацеребралъным заражением фиксированным вирусом бешенства. В опыте участвовало 30 кур породы белый леггорн в возрасте 10 месяцев. Птицы были заражены тем же вакцинным штаммом «овечий» ВГНКИ фиксированного вируса бешенства с титром для мышей — 4,5Ilg ЛД5д/0,03 мл. Вирусеодержащую 10 -ную суспензию вводили курам интрацереб-рально в дозе 0,2 мл. Контрольной группе (3) в такой же дозе был инъецирован в мозг стерильный физиологический раствор. Все исследования проведены согласно принятым методикам. Клинического проявления болезни у подопытных птиц в течение 2 месяцев (длительность опыта) не наблюдалось. Для вирусологических исследований с I по 14 день и на 20, 35, 45, 60 дни убивали по одной птице и извлекали головной мозг, селезенку, печень и почки. Десятипроцентные тканевые суспензии указанных органов испытывали на наличие инфекционного вируса методом внутримозгового заражения белых мышей с последующим подтверждением специфичности заболевания методом РП в агаровом геле. Эти исследования показали наличие вируса только в ткани головного мозга в период с I по 5 дни после заражения (табл.б). Данные табл.б показывают, что положительную флюоресценцию методом ПМИМ наблюдали в препаратах из мозговой ткани с I по 9 сутки регулярно, а также клетках печени, селезенки на 3-7 сутки, клетках почек на 5 сутки после заражения. При этом в препаратах из головного мозга птиц флюоресцирующие клетки встречались не в каждом поле зрения, но иногда они группировались в виде небольших скоплений, В печени и селезенке отмечалось диффузионное свечение цитоплазмы отдельных клеток и клеток лейкоцитарной группы крови. РП в агаровом геле была положительной на следующий день после инфицирования с пробой мозга птиц, взятой с места инокуляции вируса. В остальные сроки результаты РП были отрицательными. Реакция вируснейтрализации с сыворотками крови птиц во все сроки опыта давала отрицательные результаты.

Для проведения исследований использовали цыплят 6-ти дневного возраста, породы белый леггорн со средней живой массой 40-45 г. В экспериментах использовали эпизоотические штаммы «Карагандинский» и «Панфиловский». Первый прошел один пассаж через кролика и один через белых мышей, а второй предварительно был пропассажирован дважды на кроликах и три раза на мышах. Штаммы имели инфекционный титр 4,5lg ЛДсл/0,03 мл и 4,62lg ЛД5д/0,03 мл соответственно.

У цыплят до заражения (выборочно) брали кровь из сердца, отстаивали сыворотку и ставили реакцию вируснейтрализации с групповыми сыворотками. Цыплятам опытной группы интрацереб-рально была инокулирована вируссодержащая 10%-ная суспензия соответствующего штамма (5,2хЮ3ЛД50 — 6,9хІО3ЛД50) в объеме 0,05 мл. Контрольной группе в указанном объеме был инокули-рован стерильный физиологический раствор. Цыплята в этих опытах не умерщвлялись, а находились под наблюдением до естественной гибели от экспериментального бешенства.

В таблице 7 приведены результаты опыта со штаммом «Панфиловский». Как следует из данных, представленных в таблице 7, двое цыплят пали на 10-й день после заражения без клинических признаков. Вирусологическое исследование мозга показало наличие в нем вируса, что подтверждалось гибелью всех (5) зараженных мышей на 1-ом пассаже.

Специфичность падежа у мышеи подтверждалась положительной РП. Из мозга двух цыплят, павших на 17 сутки после заражения, был выделен вирус бешенства путем биопробы и в мазках-отпечатках методом ПМИМ установлено наличие рабического антигена. Один цыпленок пал на 36-е сутки после заражения, за двое суток у него появились изменения в поведении: отказ от корма, сидел неподвижно со взъерошенными перьями, старался забиться в угол клетки, явно отставал в росте по сравнению с контрольными цыплятами. Биопробой был выделен вирус бешенства из его мозга, РП была положительной цельной и в разведениях 1:2, 1:4 диагностического иммуноглобулина. Методом ПМИМ обнаружен рабический антиген в виде светящихся корпускул разной величины. Пат.огистологические исследования показали наличие менингоэнцефалита с дистрофическими изменениями в нейронах. Остальные цыплята этой группы остались клинически здоровыми.

Из таблицы 8 видно, что резких отличий в проявлении болезни в зависимости от штамма вируса не обнаруживалось. Следует отметить, что у цыплят, зараженным штаммом «Карагандинский» и павших на II, 17 сутки, клинические признаки заболевания были выражены. А в более поздние сроки клиническая картина заболевания не проявлялась, как это имело место в опыте со штаммом «Панфиловский». У остальных 4-х цыплят клинические признаки заболевания не были отмечены и наблюдение за ними по истечении 90 суток было прекращено. Вирусологические исследования (биопробой, ПМИМ, РП) мозга умерщвленных цыплят дали отрицательные результаты.

Результаты опытов, проведенных с двумя штаммами эпизоотического вируса бешенства по заражению 6-дневных цыплят, показали, что цыплята чувствительны к рабической инфекции. Испытанные штаммы показали идентичную летальность (50$) при интраце-ребральном заражении. Одновременно результаты этих опытов показывают значительную естественную резистентность цыплят к ра-бическому вирусу в условиях первичного экспериментального заражения.

Определенный интерес представлял вопрос изучения всех параметров инфекционного процесса в ходе последующих пассажей на цыплятах. С этой целью дальнейшие пассажи штамма «Панфиловский» были проведены от всех трех цыплят, павших в разные сроки (10, 17, 36 сутки) после первого пассажа. Результаты этих опытов представлены в таблице 9. Из таблицы 9 видно, что гибель цыплят на втором пассаже во всех группах была неравномерной. В первой группе зараженных мозгом цыпленка, павшего на 10 сутки, из 5 зараженных цыплят пали трое: двое на 13-е сутки, другой — на 80-е после заражения. Во всех случаях удалось выделить инфекционный вирус путем биопробы и установить наличие рабического преципитиногена у цыпленка, павщего на 80-е сутки. Однако дальнейшие пассажи в этой группе не дали положительных результатов.

источник